/Мои записи могут (не обязательно) содержать материалы гомосексуального характера 18+ ./
Привет:tease:

/ФанфиксФанфикс/
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:25 

Девочки, спасибо!

Smaragd
Кота заводят

Кота заводят, чтобы кот
Был маяком во тьме невзгод -
Ты, скажем, потерял ключи,
Сын в школе двойку получил,
Прогнило у авто нутро,
Украли кошелек в метро,
А на работе вновь аврал,
Начальник матом наорал
И из-за кризиса в стране
Зарплату сократил вдвойне.

И ты пришел домой, а там
Припал больной душой к котам!!!

Кот нужен, чтобы вдохновлял
И биополем исцелял,
Мурлыкал громко под рукой,
Грел бок, гнал мышь, дарил покой,
Чтоб ты, кота погладив раз,
Лучился счастьем целый час!

На деле кот в ночи орет,
И будит, прыгнув на живот.
Прощайте, шторы и диван,
И тапки, если кот поган!
А если кот ваш волосат
То волосато все подряд!
Чуть отвернись - с тарелки гад
Всосет селедку и салат,
И будет маяться потом
Всенепременно животом.
Дешевый корм - на почках крест,
А дорогой корм кот не ест,
А если ест, опять вопрос:
То золотуха, то понос,
То ожиренье, то тошнит,
То блекнет шерсть, то хмурый вид.
Порой, для пущей лепоты,
В коте заводятся глисты,
И из лотка, как штурмотряд
С надеждой на тебя глядят!
Иль гость погладит дорогой
Кота немытою рукой,
И даже если кот привит -
Привет, лишай и энтерит!
Привет, леченья маета
Во все отверстия кота!
А кот свиреп, когтист, зубаст,
И хворь без боя не отдаст!

Когда приходит Новый Год
Кот валит ель и дождик жрет
И в лучшем случае потом
Им развевает под хвостом,
А если вам не повезет
Совсем испортит Новый Год!
(Ведь мало у кого мечта -
Долбить могилу для кота).

Все нитки, иглы и шнурки
Закрыты крепко на замки,
Но, как ни прячь их, все равно,
Коту найти их суждено!
На раскаленную плиту
Никак нельзя не влезть коту,
А то и прыгнуть прямо в суп,
О стул с разбегу выбить зуб,
С буфета рухнув, поломать
Конечность или вашу мать!

Короче. Если кот ваш вдруг
Здоров сегодня и упруг,
Не бил хрусталь, не драл пальто,
Посрал чем надо и в лоток,
Все остальное - суета!
Погладь кота.
ПОГЛАДЬ КОТА!!! (с)


@темы: не моё

13:34 

Нетрадиционная семья, усыновившая малыша))

Smaragd

23:50 

Мне прислали ежа из Израиля.

Smaragd

/Ёжик в тумане/:
— Смотри! — сказал Ежик и показал Медвежонку гриб-лисичку. Маленький золотой гриб, поджав коленки, в сумерках сидел во мху.
— Видишь? — сказал Ежик. — У него нет ни папы, ни мамы, ни Ежика, ни Медвежонка, он совсем один — и не плачет...
*
— А вот и ты! — сказал Медвежонок, однажды проснувшись и увидев на своем крыльце Ежика.
— Я.
— Где же ты был?
— Меня очень долго не было, — сказал Ежик.
— Когда пропадаешь, надо заранее предупреждать своих друзей.
*
— Я обязательно, ты слышишь? Я обязательно, — сказал Медвежонок. Ежик кивнул.
— Я обязательно приду к тебе, что бы ни случилось. Я буду возле тебя всегда.
Ежик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал.
— Ну что ты молчишь?
— Я верю, — сказал Ежик.

***
/Элегантность ежика/: Два часа сна не способствуют человеколюбию.

@темы: ёж

14:06 

Smaragd

01:01 

Smaragd

Поддерживай близких тебе людей, шепчи им на ухо, как они
тебе нужны, люби их и обращайся с ними бережно, найди время для того, чтобы
сказать: "Мне жаль", "Прости меня, пожалуйста",
"Спасибо", и все те слова любви, которые ты знаешь. Никто не запомнит
тебя за твои мысли. /Габриэль Маркес/


@темы: не моё

15:01 

Smaragd
Когда-то раскрываются все тайны:
Моей души и твоего обмана смысл.
Становится понятно, что случайного
Тянула я напрасно к звёздам, ввысь.
Поднять чужого крылья не сумели,
который упирался и держал.
Как хорошо, что, подлетая к цели,
тебя я уронила. Не упал,
А вырвался ты, бедный, на свободу:
душила, поднимая от земли.
Вложу я карту Ангела в колоду -
чтобы гадать на Счастье...
На крови...

@темы: стихи (мои)

02:36 

ты. эпилог 1

Smaragd
От автора: Итоги читательского голосования (Покойных тревожить не будем, ладно? Кол-во голосов):
Панси – 1, Перси – 3, Блейз – 5, Нотт – 4, Флинт – 5, Криви – 2, Невилл – 3, Гойл – 1, Герми – 2, Билл – 2, Чарли – 2, Люциус – 5, Рон – 6, Автор – 2 (спасибо за доверие))). Лидер – Джинни – 7 голосов! (автор не при чём, автор писал мужчину)
Предупреждение: не просто АУ с каноном, а ещё и АУ с изначальной идеей фф (но читатели всегда правы), антиципация зоофилии, сцен насилия, вариабельность.
………………………………………….
Итак, Эпилог
- Ты уверен, что экспертиза будет достоверной? – Гарри подсел к Драко и заглянул за лист журнала, который тот преувеличенно увлечённо читал. – Вообще-то это почти невозможно – определить, кто именно был под обороткой. Мне в экспертном отделе отказали. Сослались на, э… неофициальность моего заказа.
Драко усиленно делал вид, что не замечает не только виноватого тона Поттера, но и его самого.
- Те специалисты, к которым я обратился за те деньги, что мы заплатили, разберут на атомы и эманации даже саму чистую магию, не то, что волосы и… - он поперхнулся и прочистил горло, - и чьи-то мерзкие половые клетки. – Гарри попытался дотронуться до его волос, но Драко отпрянул от его руки, словно от броска кобры. – Если бы я не догадался сразу собрать… улики, - брезгливо поморщился он, - и законсервировать их - то мы бы точно никогда не узнали, кто так отважно и шикарно отодрал тебя, - он, не отводя глаз от журнального листа, отодвинул плечо подальше от прижавшегося к нему Поттера. Тот потянул Драко за рукав, сдунул ему тонкую светлую прядь с уха. Малфой только тяжело вздохнул и нехотя поднялся с дивана.
- Хватит тереться об меня! Ты уже потёрся!
- Драко, перестань, - Гарри сокрушённо покачал головой, - я же всё объяснил. Ты согласился, вернее сам сказал, что я не виноват. С любым такое могло случиться.
- С любым?! – взорвался Драко. – Могло с любым, но случается всегда именно с тобой! Знаменитый Поттер! Гроза тьмы и спаситель магического мира! Так крут, а не заметил, что его отымел совершенно незнакомый тип! – он возмущённо взмахнул руками, и с неприличным жестом хлопнул себя по ягодицам. – Вот почему-то ко мне никто не является под твоей личиной и не трахает меня во все дырки!
- Драко, - укоризненно покачал головой Гарри.
- А знаешь почему? Потому что любому шелудивому псу известно, что к Драко Малфою с такими идеями лучше близко не подходить, он свой тыл бережёт, как зеницу ока и не позволит никому развести себя, как дешёвую похотливую кошку.
- Драко. Ты так не думаешь, перестань… Вот и тот называл меня котёночком…
- Как?! – Драко чуть не задохнулся и покраснел, будто варёный рак. – Ну… ты… ты… Ты идиот? Я когда-нибудь называл тебя ко… котё-ноч-ком?!
- Я на это сразу обратил внимание, - вскочил к нему Гарри, - но подумал, что ты пьяный и вообще хочешь устроить новую игру. Ты же раньше называл меня львом…
На Драко было страшно смотреть…
- Львом! Поттер, львом! Потому что ты – гриффиндорец и потому что ты тогда так забавно рычал и вилял попой! А ты, значит, обратил внимание – и всё равно подставился?
- Я не подставлялся! Я не знаю, как это вышло. Я думал, что это ты! Ты! Понимаешь? – не выдержал Гарри и сорвался на крик.
- Я? Получается, что тебе всегда хотелось быть стопроцентным пассивом, глотать до самого желудка, и кончать от жёсткого парева? А я об этом ни сном ни духом? Играю с тобой в нежность и благородство, в «кто сегодня сверху», извожу литры дорогущего масла, боюсь быть грубым и доставить тебе неприятные ощущения… А тебя-то только и надо, что поиметь пожёстче – и ты будешь мурлыкать и махать пушистым хвостиком? Котёночек! – последнее слово отскочило от губ Драко таким презрением и обидой, что Гарри подавился уже почти слетевшими с языка оправданиями и сокрушённо замолчал, только упёрся в гневно сверкавшие глаза аманта виноватым и одновременно упрямым взглядом.
В «гляделки» они играли довольно долго. Первым не выдержал и с гневным шумным выдохом отвернулся Малфой. Гарри тут же подскочил к нему и прижался всем телом, заломил ему руки за спину. Драко подёргался, помотал головой, потолкался локтями, но так и не смог отлепить от себя настырного любовника. Он смачно выругался и притих, позволив Гарри почти повиснуть на себе и крепко обхватить себя руками.
- Что, справился, прилипала? К этому извращенцу ты тоже льнул так же страстно? – сурово насупившись, поинтересовался Драко, усиленно делая вид, что его вовсе не интересуют руки Поттера, скользнувшие ему за ремень.
- Я виноват. Я знаю, - горячо зашептал ему Гарри в самое ухо. – Но я не виноват. Мы же договорились, что найдём этого придурка и разберёмся с ним, как следует, - он лизнул Драко в щёку, прижался языком к его плотно сомкнутым губам. – Мяу. Нет, как львы говорят? Р-р-р? Или как?
- Львы, подпустившие к себе гиену, говорят: «Я бесплатная давалка и мне нет прощения!» - рявкнул Малфой так громко, что Гарри вздрогнул.
- Хочешь меня ударить? – с вызовом уставился он в яростно блестевшие глаза Драко. – Давай! – и развёл руки в стороны, открываясь для удара. – Бей, если тебе от этого станет легче. И если сможешь!
- А ты, котёночек, как я вижу, вошёл во вкус, - криво усмехнулся Малфой. – Раньше я за тобой мазохизма не замечал, во всяком случае, в постели, - он увидел, что Поттер на эти слова внезапно изменился в лице, нахмурился и готов был вот-вот броситься в драку. Драко быстро притянул его, уже сделавшего шаг в сторону, обхватил его голову и впился в напряжённые губы поцелуем. Гарри выпучил глаза, попытался оттолкнуть и даже двинуть коленом, но быстро затих в руках аманта и расслабленно опустил плечи…
- Не называй меня котёночком, ладно? – Гарри водил пальцем по скуле Драко. Тот собирался сказать что-то насмешливое и обидное, но только и смог, что поцеловать поттеровский палец и попытаться поймать его губами. – В душ? Кто первый? Или вместе?
- Я первый, - брови Драко не хотели сдвигаться сурово, и напряжённое выражение его лица с пальцем во рту вызвало у Гарри приступ смеха. – И никаких «вместе»: это будет тебе наказанием. Вот жди и представляй, как я стою под тёплым «дождиком» и намыливаю душистым гелем… а там особенно намыливаю, - Драко положил ладонь Гарри себе на пах и выразительно кивнул.
Тот отдёрнул ладонь и, давясь от хохота, замахал руками: «Иди уже…» Драко гордо развернулся, надменно вздёрнул подбородок и, умышленно сильно качая бёдрами, отправился в ванную.
Гарри отсмеялся, вздохнул печально и подошёл к зеркалу. Он осмотрел всего себя в отражении, повертелся и так и сяк, провёл руками по своей груди, скользнул в пах, покачал головой, словно отгоняя назойливую опасную мысль: «Нет. Это не правда. Мне это не понравилось».
В дверь царапнулся домовик и, услужливо поклонившись, положил на краешек дивана толстый конверт без обратного адреса, но с пометкой о секретности. У Гарри бухнуло сердце и застучало в висках. Он опасливо подошёл к дивану и сначала потрогал конверт одним пальцем. Будто убедившись, что письмо не взрывается, не лопается огненными ядовитыми парами и вообще ведёт себя вполне мирно, Поттер быстро взял его и распечатал нервным движением, чуть не разорвав пополам. Перед его глазами предстали результаты экспертизы, заказанной ими в некой подпольной тёмномагической лаборатории. Ровные строчки, исписанные убористым почерком, колонки таблиц, графики, многоярусные формулы, подробные описания сложных колдохимических и геннномагических тестов. На пятой страничке почти в самом низу – три слова… Три коротких, знакомых слова. М… , имя и фамилия… Гарри нервно сглотнул и прикрыл ладонью глаза: «О! Мерлин…»

@настроение: чего-то они привязались?

@темы: эпилог. слэш. драрри. оборотное зелье.

01:41 

Жучок. слэш R драрри мини закончен и даже отбечен

Smaragd
Жучок.
Ну? Где он? Где его носит? Гарри… Гарри, Гарри, Гарри! Поттер, чтоб тебя! С-с-сука! Ненавижу!.. Господин Главный аврор… Вчера не пришёл. И сегодня весь день ни слуху ни духу! И всю минувшую неделю кормил обещаниями. «Малфой, завтра у нас. Я весь вечер свободен». – А в мансарде лишь ветер гуляет от забытой в прошлый раз форточки, и сижу до утра у камина, грею руки у экрана, а мог бы у него в тёплых жёстких перепутанных волосах, за пазухой, под ремнём… «Драко, зайчик, утром заскочу. Будет часок перед совещанием у министра. Жди. Готовься. Только час, понятно? Хочу потратить его с толком». – После ночного дежурства валюсь с ног, не иду спать, а жду, жду, жду, сижу на подоконнике в кабинете и мечтаю о том, как вот сейчас откроется дверь – и мой Гарри ворвётся с мороза, начнёт раздевать грубо и торопливо, всё сделает жёстко, но так, что не только член зайдётся от оргазма, а сердце будет потом долго стучать его именем и колоться изумрудами его глаз… «Слушай, а давай смоемся на пару дней? Только ты и я. Представляешь?» - Представляю, глотаю слюни, покупаю новый парфюм и свежую смазку самой новой рецептуры, заказываю номер, а он… Его просто нет. Нет. Нет. Нет. Он есть на снимках в газетах, в новостях, на всех публичных мероприятиях. Улыбчивый, со строгим взглядом, расправленными плечами, гордо поднятой головой. Главный аврор, а не вчерашний шалопай-гриффиндорец. Дорогая мантия, мундир с наградными нашивками, аккуратная причёска. Счастливая миссис Поттер рядышком, под ручку. Он есть, но его нет… Нет возле меня… Прибегает, налетает, берёт поспешно, чуть ли не силой. Ну, не силой, конечно, но только успевай подставляться и расслабляться… Торопится так, словно от того, успею ли взять минет, зависит что-то жизненно важное. Это радует, заводит, держит в тонусе, но… Никогда не спрашивает, а как я сам хочу, сразу или поиграть, быстро или медленно, в рот или сзади. Нет, работая во мне, он вежлив, не забывает про поцелуи, к моему члену не равнодушен, спрашивает часто, не больно ли, могу ли потерпеть или подогнаться. Вот только не спрашивает, а хочу ли я именно сейчас и именно так, а что я делал всю неделю без него, как я вообще без него жил… и выжил… Без него… Ах, Гарри… Ну, Потер? Где тебя носит? Не спрашивай ни о чём, чёрт с тобой, только приходи уже быстрее. Или сообщи, что жив… ну?
Другой. Он теперь совсем другой. Война всех изменила. Но мальчик, который почти с рождения делил свою душу с крестражем сильного тёмного мага, изменился сильнее всех. Только не все это видят. Я вижу. Кажется, Джинни тоже… Пустота, образовавшаяся после смерти Тёмного Лорда и части его души в Поттере, теперь медленно, но неуклонно заполняется. Чем? Об этом не знает никто. Но Гарри – уже не Гарри. Мне это даже нравится, с ним таким я имею шанс быть рядом… С ним…
Первый раз я вообще плохо помню. У него снесло крышу. Нет, это не было насилием. Он заручился моей поддержкой, услышал мои признания, что-то пробурчал в ответ, что тоже давно хотел. А потом взял меня так стремительно и грубо, а кончил так быстро, что я не успел почувствовать ничего, кроме боли и стыда, ничего кроме горячей спермы в себе. Но всё зачеркнуло его: «Квиты, Малфой! Можешь расслабиться. Теперь ты мой»…
Первый минет он тоже проскочил на скорости света: только прижал свой член к моим губам, я даже не успел забрать, - и выплеснулся мне на лицо, виновато улыбнулся. Виновато и восторженно. Какой у него был тогда взгляд! Я чуть не кончил от него. Поттер! Ты своим взглядом вьёшь из меня верёвки… Потом он научился держаться долго. Так долго, что я порой прошу его о пощаде… А он только улыбается и говорит, что я слабак… И иногда говорит, что ему не нужен никто другой. Что ни с кем ему не хорошо так, как со мной. А я гоню из башки мысли о том, что про жену он не стал бы говорить во множественном числе…
Я попросил его рассказать, с кем он бывает, кроме меня… Он усмехнулся и впервые взял у меня минет. Сам… и старался так долго, что я не помню, сколько раз кончал… Но от него часто пахнет чужими… Чужими женщинами, мужчинами, чужими духами, спермой, чужой магией… Как Джинни терпит с её-то характером? А как я терплю?.. И, главное, зачем?
Он привёл свою беременную жену на приём именно ко мне. Был так счастлив, что у меня во время осмотра в руках дрожала волшебная палочка… Миссис Поттер смущалась, краснела, долго не могла нормально со мной говорить, как пациентка с целителем… А ночью Гарри просто вошёл в мой кабинет и запечатал дверь… Я тогда впервые сказал «нет». Но разве он слышал меня? И разве я мог одолеть аврорские штучки, пусть даже и в Мунго, защищённом от посторонней магии? Что он делал той ночью! Будто все демоны ада вселились в его душу, в его глаза, в его руки, в его озверевший член… Сколько раз той ночью, выскакивая из омута липкой боли и стыда, я хотел дотянуться до палочки и прекратить эту пытку Авадой… А утром я забыл… Заставил себя всё забыть… Потому что не было ночи слаще… Потому, что он впервые сказал, что любит… Во сне, еле шевеля пересохшими губами, назвал меня по имени. Не «Малфой», а первый раз «Драко». И добавил: «Люблю…» И я понял, что пропал… Нет, пропал я давно, а сошёл с ума ещё раньше, но в то утро я понял, что пропал окончательно… И нет для меня большего наказания и большей награды, чем этот гриффиндорец…
*
- Твой отец говорил со мной, - Гарри водил колючей щекой по моей ягодице, а я морщился, но молчал… - Он хочет, чтобы ты женился.
- Я знаю. А ты тут при чём? – возмущённо поднял я голову с подушки, но Гарри нажал мне на плечи, уложил обратно.
- Люциус полагает, что я могу повлиять на твоё решение, - он сунул ладонь мне под живот – и я полетел… Только вжался лицом в подушку. – И ведь он прав? Я могу повлиять? – голос Гарри заставил мои мышцы зайтись сладостной судорогой раньше его пальца, проскочившего в меня быстро и ловко. – Ответь мне, не молчи.
- Да, - прохлюпал я в подушку.
- Что «да»? – его пальцы с обеих сторон не давали мне вспомнить, как надо дышать…
- Да…
- «Да, продолжай, не останавливайся, я хочу знатно кончить»? Или «да, я женюсь на какой-нибудь племенной тёлочке и не стану привлекать внимания к отношениям с будущим Главой Аврората»?
Я долго молчал, так долго, как только мог, но на последнем лихорадочном выдохе, уже сливаясь и толкаясь на его пальцы, сам не зная зачем, вскрикнул:
- Да! – как поклялся…
*
На свадьбу Поттер преподнёс нам с Асторией такой дорогой подарок, что даже папочка присвистнул. А мама недовольно поджала губы.
Ночью он, пьяный, долго ржал, вдохновенно читал мне похабные анекдоты на тему первой брачной ночи, порывался устроить новобрачной сюрприз в виде групповушки на свадебном ложе, а потом сказал, что хочет видеть меня в женском платье. А я только посмеялся в ответ… Вот тогда он и объяснил мне впервые, что значит его «хочу»… Утром он извинялся, долго упоительно лечил меня, целовал как никогда нежно и трепетно, ласкал пальцами, членом, магией. А у меня в ушах стояло его страшное «Хочу! Ты меня понял, Малфой?» перед вспышкой боли, отключившей тормоза, его и мои, и я не знал, как убежать от всего этого, куда, и хочу ли я убегать…
Гарри… Ненавижу… Люблю… Как же мне плохо без тебя… И как мне невыносимо с тобой… Куда же ты исчез, мой зеленоглазый мучитель? По каким притонам таскает тебя твоя чёртова работа, чувство долга, желание спасать и прикрывать надёжной аврорской грудью? Или твои другие желания, неприличные, странные, опасные, те, в которых ты даже самому себе не можешь признаться? А… мне… можешь…
Ненавижу! Ненавижу… Люблю… Люблю!
Скоро закончится дежурство. Пациенты, назначения, операции, магия изломанная, болезненная, порубленная на куски… Какой длинный день, какая длинная ночь. Снова без тебя… И даже не напиться… Пойду домой. К себе. К жене. А мог бы к нам, в мансарду. И ждать тебя, встречать ароматным кофе или глинтвейном. Можно и френчем, тем, что ты любишь. Как ты можешь пить такую гадость? Но пью вместе с тобой и даже не морщусь, нахваливаю, подливаю обжигающее пойло. Потому что знаю: сейчас ты расслабишься, улыбнёшься, потянешься всем застоявшимся телом, всеми тренированными рельефными мышцами, похрустишь суставами, забудешь о своей работе, о жене, детях, о своём героическом предназначении. Забудешь, как неделю назад я орал под тобой, выл, бился, царапался… и опадал с тихой улыбкой на искусанных в кровь губах. Забудешь… Кивнёшь, откинешься на диване, позовёшь на колени. Долго будешь гладить меня по плечам, пока я не замёрзну, долго будешь заглядывать в глаза, лаская мой член через брюки. Поцелуй, глубокий, пьянящий, – потом, когда я уже упаду на тебя, не в силах больше держаться, и буду готов на всё… И сам попрошу…
Но тебя нет… Тебя нет. Забыть. Хочу забыть. Не могу забыть… Ты не нужен мне, Поттер! Слышишь?! А за спиной в зеркальном отражении – изумрудный клинок воткнулся под рёбра, полоснул по коже. Ты не нужен мне, Поттер?.. Я не могу без тебя, Гарри…
*
- Целитель! Мистер Малфой! – «Что ещё? Что за хрень? Сплю же. Весь день на ногах. Сон такой милый, лучистый. Гарри лежит на полянке в Запретном лесу. Лето, птички, паучки, цветочки. Голос Хагрида перекликается в чащобе с какими-то одному ему известными ручными тварями. Подкрадываюсь осторожно, выползаю из-за куста, пригнувшись. Вот он, гриффиндорец! Попался! Один! Без команды! Спит? Глаза закрыты, голова на кочке, волосы шевелит тёплый ветерок. Сейчас вскину палочку: «Авада Кедавра!»…
Жучок ползёт по его мантии, по груди, забирается на подбородок, карабкается на нос. Поттер морщится и чихает во сне, отмахивается руками от щекотки, от опасностей, от врагов, от Драко Малфоя… Сажусь тихонько на колени, снимаю бесстыжую букашку, перебирающую лапками его длинные смоляные ресницы. Он вскрикивает во сне, что-то шепчет отчаянно и испуганно. Осторожно прижимаю палец к его горячим губам: «Тише. Не бойся. Что ты, Поттер? Г-а-рр-и… Тебя никто не укусит. Тебя никто не обидит. Я буду рядом. Ты хочешь?»
- Мистер Малфой! Целитель! Ну же! Драко. Вы слышите? – трясут, даже бьют по щекам. «Вы что, охуели?!»
- Целитель. Главный аврор. Ранен. Тяжело…
Дверь хлопает так, что будит сонный этаж. По лестничным пролётам вниз, через ступеньки, только перила гудят в напряжённых руках.
- Где он?! – страшный взгляд через окошко приёмного покоя.
- Э? Кто? – «Тупая фельдшерица! Овца!» - Ах! В первой операционной!
Дыханье рвёт лёгкие в клочья, сердце грохочет камнепадом, руки дрожат, ноги ватные…
- Прошу посторонних покинуть помещение! – целитель Малфой уверенно вошёл в операционную и по-хозяйски раздвинул плечи сгрудившихся над раненым командором мракоборцев. – Кто-то не слышит? – Авроры расступились, потоптались, насупившись, начали пятиться к двери. Целитель окинул спокойным взглядом взволнованные растерянные лица врачей реанимационной бригады: - Работаем, господа!
/посвящается Милану, хоть он и не всегда этого заслуживает, а, возможно, именно поэтому и посвящается.../

@настроение: один день остался.

17:47 

Листья жгут (слэш, 17, ДМ/ГП) небеченый набросок, вообще всё может измениться))

Smaragd
Ночь выдалась непривычно студёной, с заморозком, утром ослепительное холодное солнце и пронзительно-голубое с фиолетовым отливом небо напомнили о закончившемся лете, а сейчас, почему-то именно сейчас, пошёл мелкий противный нудный дождик. Даже не дождик – так, дребедень, мокрая мука, осыпающая одежду и волосы аквамариновой крошкой… Почему именно сейчас надо было начаться этой сырости? Как приятно было подкидывать ботинками сухие, замороженные и не успевшие оттаять листья. Клёны, ольха, ива… Дорожка парка, не метённая несколько дней, вся усыпана разноцветной листвой. Ноги в ней скользят и вязнут… В самом конце дорожки, еле-еле проглядывающей сквозь пёстрый ковёр листопада рельефными серо-зелёными плитками с вкраплениями морских ракушек, именно возле их скамейки хранитель парка, как на грех, устроил импровизированный мусоросжигательный пункт: притащил огромный железный бак на колёсиках и развёл в нём костёр из листьев и хвороста. Что за урод! Нет, конечно, милый пожилой дядька, старательный и обычно вежливо-снисходительный… Поговаривают, эмигрант из Восточной Европы, сильный маг… когда-то… Что-то случилось в его жизни давным-давно: то ли трагедия, то ли несчастный случай… И вот одинокий пожилой джентльмен, говорящий по-английски с сильным акцентом и никогда не вынимающий волшебной палочки из потёртого чехольчика на бедре, чистит парковые дорожки и жжёт опавшую листву возле места их привычных свиданий на пленере… Мистер Крупчек, так кажется? Клетчатое мешковатое пёстрое пальто мягкой шерсти, разумеется не тартан, а что-то дешёвое, клоунское кепи, стоптанные боты на толстой подошве. Как будто, спортивное трико? О нет! И это джентльмен? Седовласый маг? Шваль…
Драко брезгливо отвернулся, чтобы не выказывать столь явно нарисовавшегося на его лице презрения к, в общем-то, приятному и уважаемому лондонскому парковому привратнику. Обижать пожилого господина не хотелось, но и эстетического наслаждения его убогий внешний вид не вызывал… Да ещё и их скамейку занял, как нарочно…
Потер подошёл к железному контейнеру, из которого поднимались полупрозрачные языки пламени и, сняв тонкую кожаную перчатку, начал греть над огнём озябшие пальцы. Драко, подбросил веточку в костёр и убрал его ладонь, сжал сильно, быстро растёр в своих руках, поднёс ко рту, подышал горячим воздухом, коснулся губами… Поттер недовольно покосился на возившегося рядом привратника и смущённо спрятал ладонь в карман:
- Что ты… как с маленьким…
Драко, заметив, что клетчатый мистер Крупчек уставился на них заинтересованно-насмешливым взглядом, поджал губы и, процедив: «Старый козёл!», демонстративно обнял Поттера за плечи, развернул к себе, убрал шарф с его небритого подбородка – и поцеловал… Мистер Крупчек фыркнул, Гарри принял условия игры – и долго не отпускал губы Драко… Только вот отчего-то тому казалось, что слишком сильно Поттер играет на публику, и это бесило ещё сильнее, чем так не вовремя занятая скамейка…
Мистер Крупчек, собрав большую охапку палой листвы, затолкал её в корзину и с кряхтением перевалил через край бака: в небо взметнулся столб едкого желтоватого дыма, и Поттер с Малфоем вынуждены были, дабы не задохнуться, пригибаясь, усесться на скамейку… Драко предварительно стёр с обшарпанной древесины влажные капли, Гарри плюхнулся так и даже не подобрал полы пальто. Драко размотал шарф на его шее, немного напрягся, почувствовав аромат знакомого приятного парфюма и тёплой кожи аманта, сглотнул нервно, но Гарри выразительно кивнул на деловито и неторопливо копошащегося привратника и убрал руку Малфоя со своей шеи. Вернул шарф на прежнее место, спрятал в него губы. Драко преувеличенно расслабленно развалился на скамейке, всем своим вальяжно-пошловатым видом демонстрируя и Поттеру и Крупчеку, насколько не доволен сложившейся ситуацией…
- Может, всё-таки к нам? - он отвернулся и процедил сквозь зубы куда-то в сторону: – Или так и будем развлекать этого придурка? – и толкнулся колючим взглядом в клетчатую спину Крупчека.
Поттер пожал плечами:
- У нас сегодня по плану прогулка с семьями на свежем воздухе. Слинять и оставить Джинни и Асторию одних гулять с детьми? Они нас потом сожрут и косточек не оставят.
Драко криво усмехнулся.
- Знаешь, Поттер, мне эти игры надоели до смерти…
- Мне тоже, - Гарри серьёзно взглянул ему в глаза. – Пойдём и прямо сейчас сообщим миссис Малфой и миссис Поттер, что любим друг друга и больше не хотим никого обманывать? Ты считаешь, что наши дамы сильно удивятся?
Драко с сомнением покачал головой:
- Зачем же так радикально? – и тяжело вздохнул.
- Вот-вот, - кивнул Гарри. – Тогда сиди молча и дыши свежим воздухом. И не действуй мне на нервы и прочие органы своим бурчанием.
- Я-то дышу, - Драко закатил глаза, недовольно стукнул ладонью по спинке скамейки. – А вот он, - и скосил взгляд вниз под отворот тёплого тренчкота, - тоже хочет подышать.
Поттер возмущённо фыркнул и резко раздвинул полы пальто. Драко бросил заинтересованный взгляд на его ширинку и удивлённо присвистнул:
- Ого! Молчу. Мой приятель по сравнению с твоим сдержан, терпелив и целомудрен, словно альбигойский монах…
Мистер Крупчек оглянулся на их голоса и приветливо улыбнулся, отряхивая ладони в дырявых трикотажных рукавицах. Гарри ответил ему подчёркнуто вежливой улыбкой, а Драко, словно готовясь к боксёрскому спарингу, потянулся всем крепким телом, грациозно и более, чем аппетитно (вызвав протяжный тихий стон Поттера, отодвинувшегося на скамейке), демонстративно расправил плечи, поводил головой, разминая шею и посмотрел прямо в синие лукавые глаза надоедливого ничего не понимающего старика. Вызов во взгляде Малфоя был настолько очевиден, что любой взрослый мужчина на месте Крупчека вежливо ретировался бы, половина молодых горячих чародеев тут же потребовали бы дуэли или, по крайней мере, строго поинтересовались, а что это мистер Малфой так зыркает, а прочие хотя бы отвернулись, делая вид, что заняты важным делом и не понимают непрозрачных намёков серых высокомерных глаз: «Убирайтесь, дайте спокойно подрочить». Но старый парковый уборщик лишь шмыгнул носом и только что не погрозил двум любовникам, ёрзавшим на скамейке, пальчиком, проглядывавшим через прореху в рукавице. Поттер напрягся и подобрался, будто борясь с резями в животе, а Драко, разочарованный тупостью бомжеватого старикана, грозящей им с амантом пагубной плотской неудовлетворённостью, сложил руки на груди и подбоченился, насупив брови…
Очередная охапка палых листьев была тщательно подобрана граблями в корзину и высыпана в нещадно дымивший бак. Поттер закашлялся и натянул шарф на нос, а Драко так и остался сидеть, демонстративно недовольно сверля старательного мистера Крупчека колючим взглядом. Дым не был ему помехой: думать Малфой мог только о тупом старике, вертящемся под носом с хитрой улыбочкой на обветренных губах, и об интересном процессе, проходящем сейчас в штанах Гарри…
И снова листья упали в прожорливое огненное чрево железного разогретого контейнера… Мистер Крупчек подобрал один крупный кленовый лист из под своих ног и поцокал языком: на тыльной шершавой стороне прилипла к паутинке потрёпанная бабочка. Некогда пёстрые фиолетово-вишнёвые крылышки подёрнулись серым гнилостным налётом, части крыла не хватало, кусочек болтался на ниточке. Старик тяжко вздохнул и поднёс лист с бабочкой к огню, вырывавшемуся над баком. В его синих глазах сверкнули озорные искорки, дребезжащий голос крякнул что-то нечленораздельно – и над бурым удушливым дымом встрепенулась крошечная жизнь… Насекомое, неровно махая крыльями, заворачивая в своём полёте на сторону, спешило убраться от адского жара… Поттер на этот милый фокус одобрительно кивнул, а Малфой раздражённо фыркнул…
Мистер Крупчек потыкал обугленной палкой в бак, провернул тлеющий ворох, помогая пламени ожить и приняться за свою работу с новой силой. Он снял нелепый шутовской головной убор, отёр пот со лба, начал, кряхтя, подталкивать тяжёлыми грязными башмаками кучку листьев поближе к месту уничтожения… Кленовая листва радовала глаз бешеным разноцветием палитры: от светло-бежевого, через золотисто-жёлтый, огненно-оранжевый до тёмного глубокого пурпура. Листья ольхи были самыми мрачными и неприглядными: они просто засыхали без всякой колористической фантазии и превращались в свёрнутые серо-бурые трубочки. Ивовые длинные грациозные листочки на удивление сохранили свой летний нежно-зелёный цвет и только пошли терракотовым крапом, что добавляло им ещё больше нарядности. И всё это разномастное великолепие отправлялось в костёр огромными рассыпавшимися охапками…
Драко вспомнил вот точно такой же осенний день… Давным-давно, ещё в Хогвартсе… На каком это курсе? Запретный лес, правда, расцветал тогда серебристо-бурым дубовым листопадом, под ногами хрустели жёлуди, небо было пронзительно голубым, высоким, а толстые древесные ветви почти касались его головы, так что приходилось всё время пригибаться. Он, помнится, набил тогда шишку и прикладывал к ссадине платок, когда подошёл Поттер.
- Дурацкое задание, - проворчал он, не глядя на Драко, - почему у всех напарники, как напарники, а мне достался не просто слизеринец, а именно Малфой! – и поспешил в чащу леса. – Профессор Снейп решил таким образом меня наказать или своего любимчика поощрить?
- Мне всё это мероприятие нравится ещё меньше, чем тебе, Потти! – крикнул ему в спину Драко.
Поттер резко развернулся, выставляя на него волшебную палочку:
- Ещё хоть раз назовёшь меня так – пожалеешь! – Его решительный взгляд из-под кругленьких стёклышек не очень-то понравился Драко, но виду он, естественно, не подал…
Дупло поцелуйной феи они разыскивали больше часа, устали лазать по бурелому, промокли, нахватались колючек и успели сообщить друг другу в весьма свободных выражениях всё, что думают о взаимоотношениях слизеринцев и гриффиндорцев, всех скопом и конкретных личностей в отдельности. Когда их выразительный диалог плавно подошёл к обсуждению плюсов и минусов характера декана Снейпа, они, дабы не поубивать друг друга раньше времени и не лишить свои факультеты баллов за выполненное задание по зельеварению, приняли пакт о взаимном молчании и в ознаменование его сильно стукнулись плечами…
Фея, маленькая изящная куколка ростом не больше пяти-шести дюймов, с прозрачными стрекозьими крылышками и длинными огненно-рыжими волосами, укрывавшими всё её обнажённое тельце, сидела на веточке рябины, грызла горькую ягоду и болтала ножками. Никакие принесённые с собой Поттером лакомства и цветные блестящие бисеринки не смогли приманить это осторожное существо и заставить его подлететь поближе.
- Придётся целоваться! - нервно рассмеялся Малфой и сложил губы трубочкой, но под убийственным взглядом Гарри сразу стушевался и сник. Иного способа привлечь поцелуйную фею на расстояние вытянутой руки, завладеть локоном её чудесных волос и, тем самым, выполнить задание профессора-зельевара по заготовке особо редких магических ингредиентов, кроме как начать целоваться в её присутствии просто не существовало. Внутривидовая особенность именно этой представительницы племени фей лесных в том и состояла, что, только замечая, как кто-то, не зависимо от возраста и пола, целуется, она столбенела, впадала в транс и могла быть легко поймана. Затейник-Снейп, нагружая учеников таким сложным заданием, под возмущённым взглядом несносного Поттера и его друзей аргументировал свой выбор пары тем, что не собирается поощрять приставания мальчиков к девочкам и наоборот.
Они так долго и шумно припирались, кому первому подставлять губы, что, конечно же, спугнули опасливую фею, и та, застрекотав крыльями, вспорхнула с ветки и, медленно набирая высоту, начала подниматься к кронам столетних дубов. Поттер был настолько разочарован перспективой лицезреть презрительный взгляд Снейпа по поводу их с Малфоем провала с заданием, что неожиданно даже для самого себя подскочил к слизеринцу и чмокнул его в щёку! Драко опасливо отпрянул и уставился на Гарри, как на малоизученное редкое противное животное, от которого не понятно чего ожидать… Фея вдруг замерла в воздухе и заинтересованно скосила на них крошечные блестящие глазки.
- Ну, - толкнул Гарри Драко под локоть, - теперь ты! - он не сводил внимательного взгляда с крылатой крохи, зависшей над головой и нащупывал в кармане ножницы. – Малфой, она сейчас сбежит. Целуй же, а то и тебе влетит от любимого декана!

@настроение: предателей бог не наказываает

02:09 

Мульты

Smaragd
Рябина faaf.tv/video/532
Верный Стенли faaf.tv/video/216



00:27 

Мульт Песня волчицы *плакплак*

Smaragd
00:21 

Мульт Смерть и робот

Smaragd
18:08 

Котики

Smaragd
13:16 

Хихи

Smaragd
Лекция в мединституте на вечную тему. Лектор говорит:
— Человек теряет при половом акте 2 кг веса.
Видит, что один из студентов клюет носом.
— Иванов, ты меня не слушаешь, повтори, что я сказал!
Иванов ничего не слышал, оборачивается назад, а сидящий сзади студент Петров ему показывает жестами возвратно-поступательные движения, показывает на себя пальцем и поднимает 2 пальца вверх. Иванов:
— Человек теряет при половом акте 2 кг веса.
Лектор:
— Правильно. А птица теряет при половом акте 4 грамма веса. Иванов, повтори!
Иванов опять прослушал и с надеждой смотрит на Петрова. Петров машет руками как крыльями, показывает возвратно-поступательные движения и поднимает 4 пальца вверх. Иванов чешет в затылке и говорит:
— А чтоб на 4 кг похудеть, надо так жарить, чтоб перья летели!

20:21 

Мульт Ивана Максимова Дождь

Smaragd
22:03 

Smaragd
Сильные преодолевают самые трудные препятствия, умные эти препятствия обходят.

00:49 

Smaragd
Успешный человек - умеющий любую жизненную ситуацию повернуть в свою сторону.

19:02 

Цитаты-бастарды и перевёртыши

Smaragd

Век живи — век учись. Очень известная фраза, которую можно услышать буквально от каждого учителя и которую любят приводить как аргумент для обоснования важности изучения того или иного предмета, на самом же деле неполна и часто ошибочно приписывается Ленину. Автор оригинальной фразы — Луций Анней Сенека, и звучит она так: «Век живи — век учись тому, как следует жить».

Народ безмолвствует. Знаменитое «народ безмолвствует» принято считать образом молчаливой покорности русского народа, готового принять любое решение власти и вообще любую власть. Однако у Пушкина — ровно наоборот. Поэма заканчивается тем, что после кровавой расправы над Годуновыми народу представляют нового царя.

«МОСАЛЬСКИЙ: Народ! Мария Годунова и сын её Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мёртвые трупы.

Народ в ужасе молчит.

МОСАЛЬСКИЙ: Что ж вы молчите? кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!

Народ безмолвствует».

Цель оправдывает средства. Полный вариант фразы, автором которой является основатель ордена иезуитов Игнатий де Лойола: «Если цель — спасение души, то цель оправдывает средства».

Истина в вине. На самом деле, у фразы Плиния Старшего есть продолжение «а здоровье в воде»:«In vino veritas, in aqua sanitas».

В России две беды — дураки и дороги. Чаще всего фраза приписывается Гоголю, реже — Салтыкову-Щедрину или Чехову. Но её автор — Михаил Задорнов. В его монологе конца 1980-х годов «Страна героев» есть такие слова: «Н. В. Гоголь писал: „В России есть две беды: дороги и дураки“. Вот такое завидное постоянство мы сохраняем по сей день». Ссылка на классика была мистификацией Михаила Задорнова и, возможно, должна была послужить охранной грамотой перед цензурой.

Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные! Эта крылатая фраза, характеризующая цинично-отрешенное отношение власть имущих к нуждам и страданиям народных масс, была придумана Жан-Жаком Руссо. Он надеялся, что она будет приписана французской королеве Марии-Антуанетте. Но в записях Руссо эта фраза впервые появляется ещё когда королева была ребёнком. Кроме того, в оригинале фразы упоминаются не пирожные, а бриоши — сорт булки из сдобного теста, а с таким уточнением смысл фразы сильно меняется. Во Франции в те времена действовал закон, согласно которому пекари должны были торговать тем, что сейчас называется «социальными сортами хлеба». То есть в каждой булочной должен был продаваться дешевый хлеб по фиксированной цене. Если «социальный батон» заканчивался, бриоши следовало продавать по цене самого дешевого хлеба. Получается, даже если Руссо не сам придумал изречение, а записал его со слов кого-то из власть имущих, произнесено он было, скорее всего, в куда менее издевательском контексте.

Жизнь коротка, искусство вечно. Фраза «Ars longa, vita brevis» в русском языке еще дальше ушла от оригинала, чем в латинском переводе, и понимается теперь как что-то вроде «рукописи не горят». На самом деле изначально это цитата из Гиппократа: «жизнь коротка, путь искусств долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно». То есть, просто-напросто рассуждение о сложности медицины, для изучения которой всей жизни не хватит. В оригинале, вместо слова Ars («искусство») стоит греческое слово τέχνη, которое необязательно «искусство», но с тем же успехом «ремесло» или «умение».

Религия есть опиум для людей. Фраза, популярная у атеистов, тоже вырвана из контекста. Карл Маркс писал во введении к работе «К критике гегелевской философии права» (1843): «Религия — это воздух угнетенной твари, сердце бессердечного мира, а так же душа бездушной ситуации. Подобно тому, как она — дух бездушных порядков, религия — есть опиум для людей!» То есть религия уменьшает боль общественного бытия в бесчеловечном обществе.


@темы: цитаты

02:01 

Smaragd

От пламени память

От любви твоей тлеют угли

Те, кто были нами

Друг другу лишь чужие люди



Я хочу хороших новостей

Не могу устал от истерик

Вспоминаю смятую постель

Нас с ней


Припев:


Я не знаю, как ты

Я не буду молчать о нас

Прощаться, изменять имена

Я не знаю, как ты

А я буду кричать о нас

Прощать и вспоминать, вспоминать


Вспоминать о нас..


Сомнения звери

Отпускает сердце на волю

Не слушай, не верь им

Любовь едва синоним боли



Я зависимая, связана

Между нами нити как канаты

Мы молчим, но даже тишина

Звучит в нас



Я не знаю, как ты

Я не буду молчать о нас

Прощаться, изменять имена

Я не знаю, как ты

А я буду кричать о нас

Прощать и вспоминать, вспоминать



Вспоминать о нас... /Ирина Дубцова feat. DJ Леонид Руденко — Вспоминать/

 


@темы: не моё

21:48 

Smaragd

Руки даны мне — протягивать каждому обе,

Не удержать ни одной, губы — давать имена,

Очи — не видеть, высокие брови над ними —

Нежно дивиться любви и — нежней — нелюбви.

/М. Цветаева/


@темы: не моё

Smaragd

главная