Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: гп/дм (список заголовков)
01:09 

Четыре открытия Драко Малфоя. Слэш. Полная версия - на ПФанфикшн.

Smaragd
Четыре открытия Драко Малфоя / Ошибки воспитания, или мальчик, которому кажется, что он потерял поддержку отца, ищет её… и находит?
Открытие первое.
Его первое детское воспоминание. Самое-самое первое. Мурашки по спине. Тёплая волна накрывает с головой. Заходится где-то в груди. В горле лёгкий спазм и сладостное предчувствие чего-то невероятного, иголочки колют в висках… Кормилица несёт его, годовалого малыша, по огромному яркому залу, прижимает крепко к пышной груди. Осторожно передаёт на колени маме. Та принимает своё дитя бережно, обхватывает тёплыми нежными руками. Пальчики в блестящих камушках. В ушах тоже что-то сверкает. Улыбка, губы бледно-розовые, блестящие. Светлые упругие локоны на шее, на плечах. Колючие кружева… На его макушку ложится тяжёлая горячая ладонь: отец подходит со спины и кашляет в сторонку. Склоняется к жене, она тянется к нему с поцелуем. А отцовская рука всё так же уютно гладит пушистые белоснежные волосы младенца, ласково накручивает тонкий завиток на огромный палец…
Второе воспоминание. Ему года три. Он, кажется, болен. Мама долго не отходит от его кровати. Какие-то чужие люди, дяди строгие и суровые, лица нянек взволнованные. Ему то жарко, так что отбрасывает слабой рукой невыносимо тяжёлое одеяло - то холодно до лихорадочной дрожи. Его то колотит огнём – то бьёт озноб. Образы крутятся в голове, страшные, незнакомые… А потом приходит отец. Весёлый, чуть пошатывающийся, пахнущий чем-то резким и малоприятным. Укоризненный взгляд мамы… Когда папа дочитал ему последнюю сказку, глаза Драко закрылись сами собой. Он долго не выпускал большую ладонь из своих хилых пальчиков и уже сквозь сон щурился от того, что другая рука отца гладила его по голове. Прохладные мужские губы коснулись его влажного лба, дунули на чёлку, шепнули едва слышно в самое ушко: «Ну, а теперь спи, сынок. И выздоравливай». И он спал. А утром проснулся почти здоровым. Папу надо слушаться…
И третье воспоминание. Почти сразу после болезни. Парк, кажется веселье, много детишек вокруг. На него летит огромное чудовище. Оскаленное, косматое, с острыми шипами на шее. Собака, волк, монстр? Да он и слов-то таких ещё не знает… Ноги прирастают к земле, что-то лопается внутри… Глухой рык, прыжок пружинистых толстых лап, мантия закрывает его, ноги отца. Вспышка и громкий окрик. Неприятный визг. «Держите вашего терьера на привязи! На нём не написано, что он не кусается!» Отец, не оборачиваясь, кладёт руку ему на макушку. Драко страшно, очень страшно. Он только сейчас понял, что испугался и… описался. Горячо. Стыдно? Уже да: он же большой мальчик и знает, что писаться в штанишки – позор… «Хм, - отец хмурится, глядя на него, недовольно кашляет. – Ничего. Бывает. Эта зверюга, и правда, очень страшная. Даже я испугался», - и гладит его по плечу, а потом по голове, убирает прилипший к уху белокурый локон. «Ты? Испугался?!» - неподдельное удивление в детском взгляде, серые глазки в ореоле густых ресниц полны слёз. «Не хныкать! Мы его победили!» - рука отца на голове Драко, как щит от всех страхов мира, от невзгод и одиночества… Мы!
Потом он упал с метлы. Сильно разбил коленку. Было очень больно, мама кричала на нянек и гувернёров. Он впервые услышал, как мама кричит и ругается. И впервые увидел свою кровь. То есть впервые понял, что это именно кровь, и что она вытекает их него… Отец поднял его с пола рывком, зарёванного, наматывающего сопли на кулак, встряхнул, подбросил в воздух, поймал крепкими руками, твёрдо поставил на пол. «Знаешь, сколько раз ты в своей жизни будешь падать? Ты – Малфой! Падай и вставай! И снова садись на метлу!» - отец вложил в его трясущиеся руки черенок детской метлы. Увидев испуг в глазах сына, нахмурился и недовольно поджал губы. Но потом вдруг поцеловал его в лоб, погладил по голове и, присев на корточки, заглянул в детские глаза: «Драко? Я в тебя верю, сынок». И Драко, впервые в жизни превозмогая боль, взобрался на метлу и сделал победный круг по гимнастическому залу. Он летел низко и медленно, но он летел… И отец показал ему большой палец и долго одобрительно кивал…
А когда Драко исполнилось десять лет, на самом Дне рождения он неаккуратно произнёс простенькое заклятие и вместо праздничного бумажного фейерверка выпустил из рукава рой пчёл… Его лицо опухло так стремительно, что он чуть не лишился чувств и только успел упасть не на пол, а на руки лакея. Все охали и ахали. Лечебные заклинания сыпались на него градом, он тут же весь оказался обмазан какими-то мазями… Мама сидела прямо на полу возле него и прижимала сына, ноющего и скулящего, к своей груди… Отец подошёл и остановился в двух шагах. Драко поднял на него взгляд в поисках жалости и поддержки и… понял, что мир перевернулся. Встал с ног на голову, раскололся на тысячу острых осколков, вздыбился рваными краями обломанного айсберга… Мир его детства… «Хватит его гладить по головке! Он уже не ребёнок! – суровый, почти ледяной взгляд мистера Малфоя даже Нарциссу заставил поёжиться. – Мужчина должен отвечать за свои поступки и ошибки!» Отец схватил Драко за руку, выдернул его из материнских объятий и поставил на ноги… Драко виновато улыбался. Улыбался и ждал. Вот сейчас тяжёлая отцовская ладонь опустится ему на плечо, проведёт по голове, взъерошит уложенные в праздничную причёску волосы… Люциус развернулся и вышел…
Это было первое открытие Драко.
Он ловил каждое слово отца, каждый взгляд. Искал одобрения, ожидал, что тот хоть раз скажет, что гордится сыном, что он самый лучший. Он так старался. Соответствовать. Фамилии, славе рода, величию предков, авторитету отца. И у него неплохо получалось. Малфоя-младшего многие хвалили и выделяли среди общей массы сверстников, школьников, юных магов. Многие, но не папа. Люциус любил сына – в этом Драко не сомневался, - он заботился о нём, помогал, но… Никогда не говорил, что доволен Драко. И никогда больше не гладил по голове…

@настроение: меня сегодня нет. я в ракушке.

@темы: Слэш, ДМ/СС, ГП/ДМ

01:09 

Четыре открытия Драко Малфоя. Слэш. Полная версия - на ПФанфикшн.

Smaragd
Четыре открытия Драко Малфоя / Ошибки воспитания, или мальчик, которому кажется, что он потерял поддержку отца, ищет её… и находит?
Открытие первое.
Его первое детское воспоминание. Самое-самое первое. Мурашки по спине. Тёплая волна накрывает с головой. Заходится где-то в груди. В горле лёгкий спазм и сладостное предчувствие чего-то невероятного, иголочки колют в висках… Кормилица несёт его, годовалого малыша, по огромному яркому залу, прижимает крепко к пышной груди. Осторожно передаёт на колени маме. Та принимает своё дитя бережно, обхватывает тёплыми нежными руками. Пальчики в блестящих камушках. В ушах тоже что-то сверкает. Улыбка, губы бледно-розовые, блестящие. Светлые упругие локоны на шее, на плечах. Колючие кружева… На его макушку ложится тяжёлая горячая ладонь: отец подходит со спины и кашляет в сторонку. Склоняется к жене, она тянется к нему с поцелуем. А отцовская рука всё так же уютно гладит пушистые белоснежные волосы младенца, ласково накручивает тонкий завиток на огромный палец…
Второе воспоминание. Ему года три. Он, кажется, болен. Мама долго не отходит от его кровати. Какие-то чужие люди, дяди строгие и суровые, лица нянек взволнованные. Ему то жарко, так что отбрасывает слабой рукой невыносимо тяжёлое одеяло - то холодно до лихорадочной дрожи. Его то колотит огнём – то бьёт озноб. Образы крутятся в голове, страшные, незнакомые… А потом приходит отец. Весёлый, чуть пошатывающийся, пахнущий чем-то резким и малоприятным. Укоризненный взгляд мамы… Когда папа дочитал ему последнюю сказку, глаза Драко закрылись сами собой. Он долго не выпускал большую ладонь из своих хилых пальчиков и уже сквозь сон щурился от того, что другая рука отца гладила его по голове. Прохладные мужские губы коснулись его влажного лба, дунули на чёлку, шепнули едва слышно в самое ушко: «Ну, а теперь спи, сынок. И выздоравливай». И он спал. А утром проснулся почти здоровым. Папу надо слушаться…
И третье воспоминание. Почти сразу после болезни. Парк, кажется веселье, много детишек вокруг. На него летит огромное чудовище. Оскаленное, косматое, с острыми шипами на шее. Собака, волк, монстр? Да он и слов-то таких ещё не знает… Ноги прирастают к земле, что-то лопается внутри… Глухой рык, прыжок пружинистых толстых лап, мантия закрывает его, ноги отца. Вспышка и громкий окрик. Неприятный визг. «Держите вашего терьера на привязи! На нём не написано, что он не кусается!» Отец, не оборачиваясь, кладёт руку ему на макушку. Драко страшно, очень страшно. Он только сейчас понял, что испугался и… описался. Горячо. Стыдно? Уже да: он же большой мальчик и знает, что писаться в штанишки – позор… «Хм, - отец хмурится, глядя на него, недовольно кашляет. – Ничего. Бывает. Эта зверюга, и правда, очень страшная. Даже я испугался», - и гладит его по плечу, а потом по голове, убирает прилипший к уху белокурый локон. «Ты? Испугался?!» - неподдельное удивление в детском взгляде, серые глазки в ореоле густых ресниц полны слёз. «Не хныкать! Мы его победили!» - рука отца на голове Драко, как щит от всех страхов мира, от невзгод и одиночества… Мы!
Потом он упал с метлы. Сильно разбил коленку. Было очень больно, мама кричала на нянек и гувернёров. Он впервые услышал, как мама кричит и ругается. И впервые увидел свою кровь. То есть впервые понял, что это именно кровь, и что она вытекает их него… Отец поднял его с пола рывком, зарёванного, наматывающего сопли на кулак, встряхнул, подбросил в воздух, поймал крепкими руками, твёрдо поставил на пол. «Знаешь, сколько раз ты в своей жизни будешь падать? Ты – Малфой! Падай и вставай! И снова садись на метлу!» - отец вложил в его трясущиеся руки черенок детской метлы. Увидев испуг в глазах сына, нахмурился и недовольно поджал губы. Но потом вдруг поцеловал его в лоб, погладил по голове и, присев на корточки, заглянул в детские глаза: «Драко? Я в тебя верю, сынок». И Драко, впервые в жизни превозмогая боль, взобрался на метлу и сделал победный круг по гимнастическому залу. Он летел низко и медленно, но он летел… И отец показал ему большой палец и долго одобрительно кивал…
А когда Драко исполнилось десять лет, на самом Дне рождения он неаккуратно произнёс простенькое заклятие и вместо праздничного бумажного фейерверка выпустил из рукава рой пчёл… Его лицо опухло так стремительно, что он чуть не лишился чувств и только успел упасть не на пол, а на руки лакея. Все охали и ахали. Лечебные заклинания сыпались на него градом, он тут же весь оказался обмазан какими-то мазями… Мама сидела прямо на полу возле него и прижимала сына, ноющего и скулящего, к своей груди… Отец подошёл и остановился в двух шагах. Драко поднял на него взгляд в поисках жалости и поддержки и… понял, что мир перевернулся. Встал с ног на голову, раскололся на тысячу острых осколков, вздыбился рваными краями обломанного айсберга… Мир его детства… «Хватит его гладить по головке! Он уже не ребёнок! – суровый, почти ледяной взгляд мистера Малфоя даже Нарциссу заставил поёжиться. – Мужчина должен отвечать за свои поступки и ошибки!» Отец схватил Драко за руку, выдернул его из материнских объятий и поставил на ноги… Драко виновато улыбался. Улыбался и ждал. Вот сейчас тяжёлая отцовская ладонь опустится ему на плечо, проведёт по голове, взъерошит уложенные в праздничную причёску волосы… Люциус развернулся и вышел…
Это было первое открытие Драко.
Он ловил каждое слово отца, каждый взгляд. Искал одобрения, ожидал, что тот хоть раз скажет, что гордится сыном, что он самый лучший. Он так старался. Соответствовать. Фамилии, славе рода, величию предков, авторитету отца. И у него неплохо получалось. Малфоя-младшего многие хвалили и выделяли среди общей массы сверстников, школьников, юных магов. Многие, но не папа. Люциус любил сына – в этом Драко не сомневался, - он заботился о нём, помогал, но… Никогда не говорил, что доволен Драко. И никогда больше не гладил по голове…

@настроение: меня сегодня нет. я в ракушке.

@темы: Слэш, ДМ/СС, ГП/ДМ

Smaragd

главная